САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
РОССИЙСКОГО ИНСТИТУТА КУЛЬТУРОЛОГИИ

english


НОВОСТИИНСТИТУТСТРУКТУРАМЕРОПРИЯТИЯПУБЛИКАЦИИКОНТАКТЫКафедра ЮНЕСКО

ИССЛЕДОВАНИЯ

Направления и темы исследований
Гранты
Библиография по грантам
Диссертационные исследования
Прикладные исследования и проекты
Востребованность научного потенциала

МАТЕРИАЛЫ

Материалы конференций и конгрессов
Материалы круглых столов и семинаров
Философско-художественные альманахи
Серия книг «Мир культуры»

ПРОЕКТЫ



Российский культурологический конгресс


Международный журнал исследований культуры


Серия монографий
«Фундаментальные проблемы культурологии»



Семинар «Анализ кино-текста»

logo
Серия книг machina media

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

2010 год


Направление 1. Фундаментальные основания культурного многообразия

Рук.: д.ф.н. Спивак Д. Л.

Тема 1.1. Теория культурного многообразия: проблемы и перспективы. Рук.: д.ф.н. Спивак Д. Л., к.ф.н. Луняев Е. В.


В рамках данной темы продолжена разработка фундаментальных аспектов теории культурного многообразия по следующим направлениям: аксиоматика и концептуальные понятия теории культурного многообразия, прежде всего с учетом культурной стратегии ЮНЕСКО на 2010–2012 годы; актуальные проблемы охраны материального и нематериального культурного наследия (данная проблематика решалась с привлечением концепции креативности, как ведущего механизма продолжения конструктивных тенденций прошлого в обществе настоящего и будущего); взаимодействие задач культурного многообразия и устойчивого развития; развитие культурного многообразия в государственной культурной политике РФ.
Текущие материалы исследования нашли отражение в тексте развернутой концепции и программы III Российского культурологического конгресса с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации» (С.-Петербург, 27-29.10.2010), проведенного на базе отделения, а также ряда организованных в рамках конгресса научных конференций и секционных заседаний — от молодежной секции конгресса, проведенной в сотрудничестве с учеными кафедры культурологии философского факультета СПб ГУ до научно-практической конференции "Современная культурная политика как креативная деятельность: управление и инновации".
Особое внимание в рамках данной темы было уделено проблематике «трудных вопросов» в межцивилизационном и межкультурном диалоге, разрабатывавшейся в первую очередь на материалах российско-польского культурного диалога. Промежуточные итоги разработки данного круга вопросов, нашли воплощение в тексте развернутой концепции и программы заключительного пленарного заседания Международного научного конгресса "Польша — Россия. Трудные вопросы. Три нарратива: история, литература, фильм" (Краков, 5-7.10.2010), организованного и проведенного в сотрудничестве с кафедрой ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога, действующей на базе СПб отделения РИК под общим названием "Межкультурные стратегии диалога России и Польши: от прошлого к будущему"(С.-Петербург, 28.10.2010).
Помимо того, продолжена разработка закономерностей развития культурного многообразия в рамках Северо-Западного региона РФ. Завершено изучение прибалтийских курортов как мест интенсивных межкультурных контактов с XIX по XXI век. В ходе данной работы, проводимой в партнерстве с соответствующим общеевропейским проектом, организованным научной организацией «Academia Baltica» (Германия), впервые введено в научный оборот описание Сестрорецкого курорта как типичного российского курорта западноевропейского уровня.
В рамках данной темы, в сотрудничестве с проектом «Музейный квартал», задуманным и проводимым рядом музеев города (Центрального музея связи имени А.С. Попова, Государственного музея истории религии, Музея-памятника «Исаакиевский собор» и Музея В.В. Набокова), проводится изучение культурной традиции Петербурга под общим названием «Толерантный Петербург». В пределах комплексного проекта «Музейный квартал», в ходе отчетного периода проведена разработка научно-методической концепции межмузейной информационной и экспозиционно-выставочной зоны в пространстве квартала исторического центра Санкт-Петербурга. В перспективе проект открывает широкие возможности для расширения культурного и туристического пространства Санкт-Петербурга, способствует внедрению фондов петербургских музеев в городскую среду и расширению форм музейной работы.

Тема 1.2. Стратегии и тактики межкультурного и межрелигиозного диалога. Рук.: д.ф.н. Светлов Р. В., д.ф.н. Спивак Д. Л.


В рамках данной научной темы продолжено изучение фундаментальных оснований межрелигиозного диалога, понимаемого как неотъемлемая составляющая часть диалога межкультурного и межцивилизационного, в рамках культурной стратегии, позиционирующей их в качестве одного из четырех базовых пространств реализации принципов и установок культурного разнообразия. Преимущественное место в работе отчетного периода составила выработка программных и концептуальных документов двух инновационных международных проектов, планируемых отделением и функционирующей на его базе кафедрой ЮНЕСКО в рамках либо во внутренней связи с трудами III Российского культурологического конгресса с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации» (С.-Петербург, 27-29.10.2010).
Первый из указанных проектов, разработанный и проводимый под эгидой Московского бюро ЮНЕСКО (2010–2012) под общим названием "Мировые религии: Новые перспективы диалога и взаимопонимания", направлен прежде всего на разработку фунедаментальных оснований межрелигиозного диалога в современном глобализованном мире, построенную при всемерном учете содержания и направленности семи базовых («больших») конвенций ЮНЕСКО, применительно в первую очередь к интересам и целям таких целевых групп, как учащаяся молодежь, женщины, мигранты, «новые бедные» в рамках крупных мегаполисов, на материале как традиционно православных, так и традиционно исламских регионов страны, 8 стран СНГ (от Закавказья — до Средней Азии) а также Ближнего Востока, в лице прежде всего Ливана.
Во внутренней связи с последним проектом, проводился анализ картины мира у коренного населения Дагестана. Фокальные точки рассмотрения составили фигура хранителя традиции, "мы-группы", этноцентрические ценностные константы, паремиологические тексты, центр и периферия традиционной культуры.
Второй из указанных проектов, организованный совместно с рядом отечественных и зарубежных академических (Институт российской истории РАН) и научно-просветительских («Русский мир», Русско-балтийский информационный центр «Блиц») организаций параллельно работе III Российского культурологического конгресса, был посвящен всесторонней разработке места и роли межкультурных контактов в истории «русского мира» (С.-Петербург, 27-30.10.2010). В этом плане, особое внимание в ходе отчетного периода было направлено разработке значения межэтнических связей при заложении русского государства; уточнения обстоятельств «первого крещения Руси» (времена Аскольда и Дира); содержанию петербургских проектов «восстановления древности». В ходе разработки концептуальной модели конференции, были налажены связи с Греческой федерацией клубов и обществ в поддержку ЮНЕСКО, и рядом заинтересованных организаций на Украине, в Германии, Швеции.
Помимо того, продолжалась систематическая разработка закономерностей организации межрелигиозного диалога в рамках т.н. «петербургского периода российской истории». В качестве базового пространства анализа была избрана музейная экспозиция. Конкретная работа состояла в сборе и обработке историко-архивных материалов по данной теме в городских архивах, а также анализе позитивных и проблемных аспектов в опыте взаимодействия музеев и Русской православной церкви в России в XX – начала XXI века. в контексте государственной политики в сфере религии.
3 февраля 2010 в Государственном музее-памятнике “Исаакиевский собор” при участии Международной ассоциации «Русская культура», состоялось «Соборное чтение книги Апокалипсиса св. Апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Мероприятие проводилось в рамках проекта “Чтение Апокалипсиса св. Иоанна Богослова в исторических местах Москвы и Санкт-Петербурга”. Концепция мероприятия была разработана сотрудником отделения, проф. Д. А. Ивашенцовым.
В рамках темы, проведен систематический анализ проблем межрелигиозного диалога в художественных произведениях, статьях, дневниках и личной переписке В.А. Жуковского, И.В. Киреевского, о.Павла Флоренского, о.Сергия Булгакова. В рамках работы над темой был затронут тематический пласт прежде всего по направлению «Взаимодействие церковного и светского мировоззрения в пространстве музея». Проведена сбор и обработка историко-архивных материалов по теме в архивах Санкт-Петербурга; выполнение научно-исследовательской работы по изучению исторического опыта взаимодействия музеев и Русской Православной церкви в России в XX – начале XXI веке в контексте государственной политики и изменений в сфере культуры. Проводится научно-исследовательская работа по изучению исторического опыта взаимодействия музеев и РПЦ в России в XX – начале XXI веке в контексте изменения социокультурной политики; проведен ряд социологических опросов туристов/посетителей музеев и паломников, представителей музейной сферы и духовенства.

Тема 1.3. Культурные идентичности в пространстве социального воображения. Рук.: к.ф.н. Конева А. В.


Главной целью исследований в рамках данной темы является формирование концептуального поля рассмотрения проблемы политики идентичности в условиях постиндустриальной цивилизации и новой парадигмы культуры. Постановка проблемы данного исследования опирается на утверждение о том, что в постиндустриальном обществе формируется новая парадигма культуры, парадигма различения – difference – поскольку главным акцентом современности становится умение различать. Это понимание культуры основано на работах Ж. Делеза, М. Фуко, Ж. Бодрийяра, Ю. Кристевой. Различение как метафизическое основание процессов конструирования идентичности дает иной (по сравнению с уже существующими) взгляд на формирование оснований концепции политики идентичности в условиях постиндустриальной цивилизации.
За 2010 год проведено концептуальное исследование проблемы идентичности в различных отраслях гуманитарного знания. Термин «культурная идентичность» имеет дискуссионный характер, в современных науках о культуре очевидны отсутствие четкой определенности в отношении границ применения этого понятия. Современные исследования вопросов идентичности вводят этот термин в политический контекст, объясняя тесную связь процесса самоопределения субъекта в обществе не только с философскими основаниями картины мира, но и с реалиями социальных и, прежде всего, политических процессов. Философские истоки понимания идентичности располагаются в плоскости анализа вопросов самосознания человека и природы субъективности.
Философское исследование идентичности восходит к традиции философии тождества – от Парменида до Шеллинга. Примечательно, что ХХ столетие – время парадигмы философствования existenz (в терминологии В. А. Конева) – порождает критику философии тождества (Франкфуртская школа), а середина-конец прошлого века подготавливают новую парадигму, интенсивно реабилитируя «различие». Параллельно развивается концепция идентичности в рамках социального знания, где складываются теории символического интеракционизма и теории ролей (Дж. Мид, Ч. Кули, Р. Тернер, Х. Беккер, Э. Гоффман). Наконец, данный концепт подвергается осмыслению в психологической науке, где акцент делается на индивидуальную идентичность и пути ее становления (Ж. Лакан, Э. Эриксон).
В рамках настоящего исследования происходит обращение к понятию индивидуальности, которое также является сложным концептом. В рамках научной темы было проведено изучение формирования данного концепта в истории философской мысли. Исходя из проанализированного пути развития формирования понятия видно, каким образом складывались оттенки смысла: от признания бытийности к закреплению понятия за областью собственно человеческой, к деятельностному и творческому проявлению человека, затем к противопоставлению типизации и социальным ролям, которые, однако, должны стать внутренним опытом для того, чтобы явить собственно индивидуальность. Таким образом, можно прийти к выводу о том, что индивидуальность и индивидуализация, о которых пишут теоретики современной культуры и постиндустриального общества – это понятие, описывающее сущность бытия субъекта культуры.
Сложность данного концепта в разносторонности подходов к нему и методов его исследования. Понятие идентичности обрело множество дополнительных коннотаций, которые в большинстве случаев описываются соответствующими прилагательными: социальная, этническая, национальная, профессиональная и т.д. В процессе формирования постиндустриальной цивилизации, где обретают принципиальную значимость техники и технологии коммуникации, возрастает роль медиа, утрачивают значения ценности и знания, казавшиеся незыблемыми, возрастает роль самоопределения. Теоретики постиндустриализма описывают происходящие в обществе процессы с помощью терминов демассификация, персонализация, гуманитаризация. За этими концепциями скрывается внимание к тем процессам, которые происходят не в глобальном, а в индивидуальном масштабе.
С другой стороны, процессы, характеризующие культуру в целом, также демонстрируют определенные сдвиги в область индивидуального. Данная ситуация стала основанием беспрецедентной свободы самоопределения, что было отмечено М. Маклюэном как «возможность выбора традиций». Подобное, в свою очередь, с одной стороны, уничтожало устойчивые декларативные социокультурные границы, сдерживавшие формирование личности, с другой стороны, приводило к ощущению пустоты, что находило выражение в философской и в художественной литературе.
Возникает насущная необходимость изучения стратегий формирования идентичности и тех форм, которые представляет культуры для их реализации. В теории культуры мы наблюдаем обращение к вопросам онтологии и феноменологии идентичности, открывающим метафизические основания субъективности. Современные Cultural studies исследуют процессы, происходящие в стремительно изменяющемся мире.
Изменения, происходящие в мире, затрагивают не только политические, экономические и социальные сферы жизни человека, но также и устоявшиеся системы социальных мифологий, которые лежат в основе мировоззрения и порождают те структуры, которые оказываются базовыми для формирования идентичности и ее самовыражения.
В рамках работы над темой подготовлен к печати первый выпуск «Международного журнала исследований культуры», посвященный осмыслению данного концепта. Были поставлены следующие вопросы
  1. Переживание и понимание идентичности (природа субъективности, персональности, индивидуальности; эго-манифестации; формы существования ипрезентации идентичности в глобальном мире);
  2. Публичность индентификационных дискурсов;
  3. Феноменология трансформации: метакультурный и транскультурный опыт идентичности.
Итогами исследования стали выводы о том, что при нарастании уровня динамических изменений идентификационные стратегии трансформируются в «идентификационный принцип», который позволяет в существующей образной системе находить последовательную череду моделей, соотносимых в ситуации «здесь и сейчас» с образом Самости, как бы «подменяя» в существующих правилах социокультурных «игровых стратегий» Я Другим, приводя к специфической «шизоидности» современного человека и созидаемой им культуры.
Масштабы современной идентификационной динамики создают угрозу для целостности позиции индивида, который стремится к узкогрупповой идентификации, переходя с позиции Я-идентичности к Мы-идентичности, поскольку интенсивность смены доступных образов исключительно велика, о чем обстоятельно пишет в своих работах Н. Элиас. Слишком большой выбор всего в «мире-супермаркете» приводит к превращению потребителя в пользователя, идентичность оказывается не просто множественной, но внутренне расколотой – стремление соответствовать норме и выделиться больше не образуют экзистенциального поля самоопределения. На примере изучения таких феноменов современной массовой культуры как массовая литература и мода видно, как способы презентации индивидуальности превращаются в идентификационные ловушки, подменяя сущностные характеристики. Современность характеризуется формированием нового типа сознания, которое может быть названо «подиумным сознанием», рассматриваемым как эстетизированное, заинтересованное управлением впечатлениями, работой в рамках заданного формата, работой не с собой, а над собой. Подиумное сознание делает себя, чтобы презентовать (в заданном формате), создать социально значимый имидж. Социально значимых имиджей должно быть много – разные форматы требуют разных презентаций Я, а значит, компетентностью индивидуальности становится управление фреймами и работа с кодами – умение создать разные имиджи. Таким образом, мы делаем вывод о том, что подиумное сознание формирует и новый тип мышления – возможностное мышление – и тем самым изменяет саму культуру потребления: теперь потребляются возможности, а не вещи.
В рамках изучения проблем идентичности в контексте политических и глобализационных процессов была поставлена проблема «европейского идентитета» — нового воображаемого конструкта, порожденного процессами современности. Европейский идентитет рассматривается в контексте сравнения и даже противопоставления европейской интеграции процессу глобализации. Основываясь на трех основных подходах, исследователи оценивают, во-первых, интеграционные процессы Европы как продолжающие и дополняющие глобализацию, во-вторых, как смягченный, специфически европейский вариант, лишенный гегемонистских крайностей и, в-третьих, как полную альтернативу глобализации. В отличие от национального, европейский идентитет не имеет территориального признака, границы, языка, столицы, мифов и укоренившихся в сознании европейца символов, которые были бы исторически обусловлены и закреплены в сознании его носителей. Европейская идентичность слаба в силу отсутствия исторической памяти, в то время как локальная, этническая, национальные идентичности создавались веками. Во-первых, европейская идентичность рассматривается как слабый придаток национальной; во-вторых, как продукт соединения и взаимодействия национальной и европейской идентичностей; в-третьих, как перспективный, находящийся пока лишь в стадии своего развития процесс длительного размежевания этих идентичностей и превращения в нечто отдельное и самостоятельное.
Новое культурное пространство формирует новые социальные мифологии. Одним из мифов, порожденных новым конструктом, становится идея о секулярном характере Европы как синониме мира и процветания и религии как источнике разделения и опасности; представление о том, что религиозное сознание и религиозная практика являются препятствием формированию европейского идентитета. Одним из феноменов, породивших сравнительно недавно острую проблему, оказывается облик женщины-мусульманки, широко обсуждающийся в политических кругах. Другим – феномен трансформации идентичности граждан государств восточной Европы, противопоставляющих себя «западным» европейцам.
Иным аспектом стало изучение национальных и профессиональных идентификационных практик и их изменений в современности. На примере изучения закрытых и жестко нормативных общин изучается формирование национальной идентичности и форм вариативности «другости» в рамках закрытого общества. Это касается не только религиозного мировоззрения, но и различного рода социальных практик, особенно практик творческих видов деятельности, где подтверждением социального признания выступают одновременно и суд равных, и признание публики, в том числе и коммерческое. Изучение законов жизни замкнутых сообществ будет продолжено.
Особого внимания требуют исследования телесных практик и способов презентации и осмысления тела. Старость воспринимается как болезнь, поскольку человек перестает справляться со своим телом и, в конечном счете, устремляется к смерти. Это приводит к повышенной рефлексивности в современном социо-гуманитарном знании в области геронтологических проблем. Смерть, представляющаяся предельной абстракцией, при этом не интерпретируется. А отчуждение от нее обретает новые значения. Изучение этого аспекта также станет одной из тем дальнейшего исследования.

Направление 2. Культурная миссия Российского Зарубежья

Рук.: д.т.н. Ивашинцов Д. А.

Тема 2.1. Культура российских диаспор за рубежом: история и современное состояние. Рук.: д.т.н. Ивашинцов Д. А.


В рамках данной темы проводилось систематическое изучение уникального опыта продолжения российской культурной традиции в рамках четырех волн эмиграции ХХ века по следующим основным линиям: пространство и время российской культуры, позитивные и негативные факторы переноса российской культурной традиции на иностранную почву, проблемы и перспективы нового объединения общероссийского культурного процесса.
В ходе отчетного периода работа строилась, прежде всего, по линии выработки концепции общей структуры третьего выпуска альманаха «Русский Мiръ» и его отдельных частей: культурный опыт российской эмиграции в Финляндии (публикация и комментарии к воспоминаниям Б.Бьеркелунда), Франции (подготовка статьи Р.Герра "Репатрианты"), Германии (подготовка статьи Т.Горичевой "Философский пароход"), а также итоговой монографии А.Ваксберга и Р.Герра "Семь дней в марте. Беседы об эмиграции", представляющих интерес не только для ученых — специалистов в области проблем российской эмиграции, но и для широкой общественности. Последняя книга содержит рассказ о деятелях культуры Русского Зарубежья и не известных еще страницах их жизни; она снабжена впервые публикуемым уникальным иллюстративным материалом из личного собрания Ренэ Герра.
В рамках данной темы проводилось систематическое изучение уникального опыта продолжения российской культурной традиции в рамках четырех волн эмиграции ХХ века по следующим основным линиям: пространство и время российской культуры, позитивные и негативные факторы переноса российской культурной традиции на иностранную почву, проблемы и перспективы нового объединения общероссийского культурного процесса.
В ходе отчетного периода подготовлен и передан в печать четвёртый номер альманаха "Русский Мiръ. Пространство и время русской культуры". В альманахе широко представлены авторы как из России, так и из зарубежных диаспор:
  • Виктор Лебрен. Л.Н.Толстой (Главы из воспоминаний) — Франция
  • Б.Бьёркелунд. Воспоминания. (Продолжение) — Финляндия
  • Л. Шишкина-Ярмоленко. К 120-летию В.И.Мухиной
  • С.Дыбов. Франция хранит могилы белых и красных русских. — Франция
  • Интервью с Полем Вирилио — Франция.
Продолжалась работа по осмыслению опыта российской эмиграции в странах Востока, прежде всего Китае. Выработана концепция и программа фотовыставки “Русские в Шанхае” (16-31 января 2010), проведено ее торжественное открытие в Государственном музее политической истории России. Выставка подготовлена на базе международной Ассоциации “Русская Культура”, в партнерстве с Санкт-Петербургским Дворянским собранием и рядом других культурно-просветительских организаций.
Совместно с Центральной библиотекой Болгарской академии наук, а также Научной библиотекой им.М.Горького СПбГУ, разработана концепция и структура виртуального архива «Русский мир в Болгарии». В ходе отчетного периода разработана и подана в Комитет по культуре С.-Петербурга заявка на поддержку данного архива.
По результатам работы над данной темой, ее руководитель Д.А.Ивашенцов включен в качестве постоянного члена в состав постоянно действующей комиссии Международного Совета российских соотечественников (МСРС) по вопросам культуры (сайт комиссии: http://msrs.ru/cadre/commission/).

Направление 3. Актуальные направления в теории художественного опыта

Рук.: к.культ. Венкова А. В.

Тема 3.1. Художественный опыт в картине мира. Рук.: к.культ. Венкова А. В.


В рамках данного направления проводился анализ различных художественных картин мира и их составляющих. В рамках темы продолжился анализ различных модификаций этнических картин мира. Этнические константы складываются в процессе адаптации этноса к окружающей природно-социальной среде и выполняют в этнической культуре роль основных механизмов, ответственных за полноценную адаптацию этноса. Сами по себе они не имеют содержательного наполнения и представляют собой определенную на протяжении всей жизни этноса форму упорядочивания опыта, в том числе художественного, который в соответствии со сменой культурно-ценностных доминант получает различное наполнение. Все бессознательные образы — «некое как должно быть», включены в систему этнических констант и определяют характер действия человека в мире, который специфичен для каждой этнической культуры.
Формирование художественной картины мира осуществляется носителями личностного сознания внутри данной этнической группы, а затем присваивается этносом. Воспроизведение и трансляция возлагается на ключевые фигуры – хранителей традиции. Этнические константы, наполненные конкретным содержанием, поддерживают картину мира этноса до тех пор, пока этнос дает адекватный ответ вызовам реальности.
Этнические константы артикулируют различные аспекты опыта в ситуации лицом-к-лицу «мы-группы». Интерсубъективная седиментация объективируется в знаковой системе. Язык, объективируя опыт и делая его доступным членам «мы-группы», выступает основой и инструментом коллективного запаса знания. Седиментация и легитимация дотеоретического знания воплощается в так называемых паремиологических текстах, сохраняющих архаические черты менталитета этноса. Наполнение этнических констант конкретным содержанием происходит за счет сцепления бессознательного образа со значимыми фактами реальности, происходит трансфер — перенос бессознательного комплекса на реальный объект. Такого рода трансфер актуален и жизнеспособен до тех пор, пока он может нести определенную нагрузку внутри этнической картины мира и опыт этноса не начнет расходиться с реальностью. Расхождение с реальностью провоцирует новый трансфер — на другой объект. Так происходит формирование конкретного «образа защитника» и «образа врага» в художественной картине мира.
В рамках темы в указанный период проведен культурологический анализ становления дагестанского орнамента под влиянием ислама. Выяснено, что орнамент изначально использовался в различных видах декоративно-прикладного искусства Дагестана. Под влиянием зороастризма были популярны языческие символы — различного рода солярные знаки, вихревые розетки, крестообразные фигуры и пр., а также изображения коня, всадника, тульпара (крылатого коня) и птиц.
С принятием ислама, начиная с XVI века в искусстве Кубачи и Дагестана, в целом, наблюдается вытеснение изобразительных сюжетов и усиление орнаментализма. Значительную роль в формировании дагестанского орнамента сыграло освоение классической арабо-мусульманской культуры, своеобразный «ренессанс средневековой арабской культуры».
Дагестанский орнамент представляет собой стилизованный растительный, с множеством листьев, бутонов и цветочных головок. Выделяются три его этнотерриториальные разновидности: кубачинский, лакский и аварский. Кубачинский декор отличается высокой техникой исполнения, разнообразием приемов и сложной, тонко разработанной орнаментацией. Основные орнаментальные композиции кубачинского декора: "тутта", "мархарай"; "тамга". Средневековое наследие Дагестана представлено архитектурными сооружениями, мемориальными памятниками и изделиями прикладного искусства, декорированные эпиграфическим орнаментом. Большинство надписей сделано в стиле поздний куфи, встречаются надписи, выполненные почерком сульс. С конца XV века широко используется почерк насх в сочетании с растительным орнаментом.
Помимо анализа места дагестанского орнамента в картине мира классического ислама, проведено исследование истоков иконографии сюжета пророчества Исайи, иллюстрирующего 11 главу 6 и 7 стих из пророчества Исайи на рельефе из Абхазского Государственного музея г. Сухум. Выявлены сюжетные параллели с напольными мозаиками Сиро-палестинского региона, относящимися к V-VI вв. Обоснована передатировка рельефа. Судя по всему, он был выполнен в XI в. Выявлены близкие иконографические аналогии с одновременными памятниками на территории Армении и северной Турции. В рамках темы анализировались также художественные стратегии современной моды, было определено, что современность характеризуется не только глобализацией экономики, культурой потребления и эпохой информации, характерной чертой современной эпохи оказывается сложность. В ней властвует различие и ключевым требованием к человеку оказывается требование обретения индивидуальности, в том числе художественной. Новая парадигма культуры есть парадигма многообразия, тотальной свободы, неопределенности и ответственности в противостоянии хаосу. Метафизически она может быть определена как парадигма различения — difference — поскольку главный нерв современности есть умение различать. Культура различия оказывается питательной средой и полем действия моды — как социального механизма, который выходит за рамки регуляции поведения и становится механизмом культурным, а также как механизма визуальной, в том числе художественной, коммуникации, где переплетаются универсальные, национальные и индивидуальные коды. В построении теории моды формируется необходимость осмысления ее в соотношении с понятиями тела, образа Я и идентичности, введении моды в контекст дискурса власти и подчинения, рассмотрения ее функционирования как культурной нормы. В современности мода становится универсальным механизмом трансляции культурного опыта: она транслирует ценности, нормы и образцы. Таким образом, она проявляет себя в культуре на уровне остенсивных, императивных и аксиологических форм трансляции художественного и социального опыта. И как таковая, она все более обращается к прошлому и национальной традиции. Мода стала одним из доминирующих механизмов визуальной коммуникации: образы, которые она транслирует, формируются под влиянием сложной системы кодов. Универсальный код — то, что считывается как современность, это код различия. Напротив, коды национального выступают как коды принадлежности, отнесения к традиции. Исследования актуальных направлений в теории художественного опыта в отчетный период были сконцентрированы вокруг разработки теоретических подходов к проблеме интермедиальности в искусстве. На данном этапе проводился анализ интермедиальности в системе взаимодействий художественных дискурсов в контексте художественной культуры рубежа XIX-ХХ веков.
В рамках направления продолжен анализ интермедиальности как авторской стратегии в европейской художественной культуре рубежа XIX-XX века. В отчетный период исследовалась Интермедиальность в контексте перемен в европейском искусстве на рубеже XIX-XX вв., проанализированы два вида авторских стратегий — текстовая и коммуникативная, произведен анализ произведений авторских маркеров в области изобразительного искусства (О. Бердсли, Э. Шиле, К.С. Малевич), художественной литературы (О. Бердсли, А. Кубин, А.Е. Крученых), а также отдельные частные случаи интермедиальности в качестве того и другого вида авторской стратегии.
В настоящее время исследуется тематизация интермедиальности и формальные приемы ее осуществления в художественном произведении. В качестве материала для анализа использованы произведения рубежа XIX-XX веков европейских художников, представляющих разные направления и страны. Необходимость географического и стилистического разброса обусловлена необходимостью выявления в европейском искусстве универсального характера приемов интермедиальности, не зависящих от конкретных художественных направлений или национальных традиций. В отчетный период исследовалась понятие «художественного эксцесса» на материале творчества австрийского художника-экспрессионист Альфреда Кубина, оказавшего влияние на творчество ряда крупных писателей, в частности, на Ф. Кафку. Анализу подверглась функциональная специфика искусства слова и графики в творчестве А. Кубина. Особое внимание было уделено рассмотрению художественных технологий построения романа по принципам графического текста, были раскрыты следующие из них (терминология определения графики Б. Р. Виппера): контраст белого и черного, многозначность художественных средств, колебания художественного образа «между реальным образом и знаком». Следующим этапом станет изучение предпосылок становления интермедиальности как авторской стратегии в художественном творчестве России в указанный период времени.
В рамках данной темы производился анализ антропологии художественного опыта в литературном дискурсе пороговых ситуаций. Исходя из посылки, что опыт стимулирует коммуникацию, фиксируется и преодолевается через “interpreting expressions” (В. Дильтей), в качестве которых выступают разного рода репрезентации, в т. ч. и тексты, а также структурирует данные “interpreting expressions”, обеспечивает как их построение, так и их понимание на основе личного и группового (коллективного) опыта субъекта; “expressions” (тексты) структурируют опыт; личное переживание получает осмысление отчасти на основе и при помощи циркулирующих в обществе нарративов опыта, среди которых немаловажная роль отводится художественным нарративам, показано, что “expressions”, в частности, литературные произведения, зачастую не в меньшей степени, чем нефикциональные описания, обнажает существующие в обществе и культуре стереотипы. Фикциональный характер произведений, выступающих в качестве артикуляций опыта, отнюдь не обесценивает их функции интерпретирующих опыт высказываний. Напротив, преимуществом подобного подхода к изучению культуры является наличие текста как отправной точки исследования – текста, осознанно или неосознанно зафиксировавшего разные моменты и стадии индивидуального и/или коллективного опыта, ибо каждый случай наррации события неизбежно предполагает акты селекции и комбинирования (Вольфганг Изер), то есть неизбежно, в т. ч. и через выбор начальной и конечной точек повествования, установления границ повествования, выбора степени детализации, угла зрения и т. п., конструирует опыт.
Литературный дискурс пороговых ситуаций и ситуаций перехода фундирован либо первичным опытом перехода, зафиксированным в протоколе умирания, в интимном дневнике или в текстах измененного состояния сознания, либо вторичным (рефлективным) опытом перехода, вылившимся в мифопоэтические формы «переживания» и «понимания»: в легенды об Орфее и Эвридике, о докторе Фаусте, о пути в Дамаск, об Ultima Thule. Стремясь стать дискурсом опыта, литературный дискурс, в отдельных случаях (в неопсиходелической прозе Пелевина, в частности) стремится сконструировать для воспринимающего сознания «потоковое состояние» (Михай Чиксентмихайи) и создать опыт (an experience). Повторяемость rite de passage в различных ситуациях и контекстах приводит к тому, что дискурс переходности начинает выступать как архив, или эпистема – «общая система формаций и трансформаций высказываний» (Мишель Фуко), открывающаяся для исследования после своего завершения, то есть после окончания перехода. В рамках темы начато исследование кино как специфической формы текста, поставлены следующие вопросы для рассмотрения: кино и текст, кино versus текст, текст в кино, текст для кино (киносценарий), кино как текст, текст как кино (литературная кинематографичность) и, наконец, кинотекст. Объект исследования – теория и практика российского (и мирового) кинематографа.
Первый этап проекта: определить основные направления исследований. Заложить теоретические и практические основы концепции кино-текста. Основной принцип подхода к кино-тексту: понимание «смысловой вещи» как базового элемента киноповествования и кинотекста. В ходе исследования предметом рассмотрения становятся различные коды в кинематографе, в частности, мифологические и сказочные основы современного массового кинематографа, для которого характерно изменение этической шкалы – стирание различий между добром и злом, популярные концепты, культурные коды. В фокусе внимания также сложные взаимоотношения кино и текста, кинематографического и вербального, поиски минимальной цельнооформленной единицы киноязыка, специфика кинематографического языка, проявляющаяся тем сильнее, чем интенсивнее взаимодействие кинематографа с другими видами искусства. За конкретным анализом киноэпизодов стоит проблема функциональной значимости различных видов взаимодействия вербального и кинематографического кодов, вопросы литературной кинематографичности.
Отдельная сфера исследования – экранизация и киносценарий, в т.ч. литературная жизнь киносценария после выхода фильма, рецепция кинофильма и его функционирование в коммуникативном пространстве.
В отчетный период исследованию подверглись теоретические и творческие аспекты форм репрезентации энергетических компонентов современного художественного опыта. Тема «энергетической отдачи» художника, витальности, телесности современных художественных практик становится по-новому актуальной в неоавангардистских тенденциях новейшего художественного процесса. Витальное или мистическое присутствие как «место искусства» активно обсуждается в современной критической теории (Marcia Brennan, James Johnson Sweeney, Sarah Cook, Beryl Graham). В этой связи много говорится о квазимистериальном опыте, получаемом реципиентом в пространстве структур современного мира искусства. В контексте данной проблематики анализу подверглось творчество современных художников, активно использующих в своей деятелности т. н. «энергетическй компонент» (Eduardo Chillida, Bob Flanagan, Wangechi Mutu и др.).

Тема 3.2. Кураторская деятельность на современном этапе: тактики и стратегии. Рук.: к.культ. Соколова И. Б.


Разработка данной темы связана с раскрытием тезиса о том, что феномен кураторской деятельности является актуальным направлением в теории и практике современного художественного процесса, существование которого обусловлено особенностями формирования нового типа мировоззрения и картины мира в целом.
Основной целью данного этапа явилось определение исследовательских задач. Были намечены следующие проблемные пласты исследования:
  1. Анализ искусствоведческой позиции музея в эстетической оценке современного искусства, исследование принципов отбора артефактов новейших течений в качестве материала для организации музейной выставки или коллекции.
  2. Анализ эволюции музейного взгляда на меняющуюся художественную ситуацию и генезис фигуры куратора в музее.
  3. Интерпретация современной профессиональной позиции музейного куратора — организатора выставок современного искусства; анализ оснований отбора неоднозначных по формальным качествам современных артефактов и их художественной оценки в контексте принципов музейной выставочной работы в области современного искусства.
  4. Уточнение понятия «кураторская деятельность».
  5. Исследование механизмов интеграции фигуры куратора в современное художественное пространство.
  6. Изучение стратегий кураторской деятельности в современной российской культуре.
На основании анализа художественных практик второй половины ХХ века были установлены условия, при которых становится возможным дефрагментация пространства искусства и стабилизация фигуры куратора в социально-политическом и художественном контексте. Особое внимание было уделено проблеме художественной оценки современной фотографии в контексте музея, проанализированы основные принципы оценки фотографии в качестве objet d'art.
Художественные стратегии современности (конца ХХ — начала XXI века) отличает большая эстетическая и медиальная подвижность, что формирует особое понимание роли куратора в процессе создания и представления произведений. Устанавливая новую позицию для феномена медиа в семиосфере каждого произведения, куратор манифестирует его как «способ взгляда» на явления и события реальности не только художника, но и самого зрителя, выводя, таким образом, фигуру зрителя в поле медийных взаимодействий и внутри конкретного проекта, и в художественной среде в целом. Так куратор становится медиатором, ведущей задачей которого является сдвиг способов видения и расширение поля идентификации зрителя.
В рамках направления разрабатывались проблемы, связанные с опытом кураторской работы в художественном музее, проводилось теоретическое обоснование вопроса: анализировались искусствоведческая позиция музея в эстетической оценке современного искусства, принципы отбора артефактов новейших течений в качестве материала для организации музейной выставки или коллекции. Проанализированы конкретные институциональные ситуации. (1) Масштабная выставка французского видеоискусства "Межвременье", которая прошла (июнь-август 2010) в Петербурге, в Лофт-проекте "Этажи" в рамках Года России-Франции. Анализировалась как сама базовая коллекция – собрание видео-арта Парижского Музея современного искусства/ARC, закупки музея последних 15 лет (кураторы О. Бюлюро и А.Шерфф); так и выставочный проект музея, показанный в Петербурге, его концепция, экспозиционное решение, резонанс проекта. (2) Пленер и выставка молодых авторов в Музее-усадьбе им. И.Е.Репина «Пенаты», в рамках конкурса молодых художников «Ориентиры». Разрабатывалась концепция и регламент мероприятия (тема: «Гений места») в соответствии с местом реализации проекта – музеем-усадьбой художника. Исходя из этой же специфики – включение современных художественных работ в пространство традиционного музея — создавалось экспозиционное решение выставки.
В процессе работы было дано определение понятия «художественная идеология», на основании которого выстраивается феномен современной кураторской деятельности. Художественная идеология понимается как оригинальная модель художественной рефлексии, становящаяся способом манифестации авторской позиции как критерия эстетической и художественной ценности произведения. Если стратегии художественной деятельности кураторов эпохи неоавангарда состояли в поиске таких способов воздействия, которые могли бы не только иллюстрировать потенциал арт-среды, но и по-новому разрешать исторически сложившееся противостояние «художник-власть», то инструментами реализации подобных идей в современном контексте становятся проекты двух типов: художественный материал первых отчетливо выводит вперед опыт рефлексии авторов и куратора на тему власти. Во втором случае куратор видит своей целью, скорее, построение некой знаковой системы, косвенно выводящей зрителя и критика к необходимости разрешения разного рода культурных дихотомий.
Оригинальной концепцией кураторской работы, особым образом представляющей как стратегии взаимоотношения внутри пар «художник-куратор», «куратор-произведения», «куратор-внешний мир», так и различные способы переосмысления традиционных категорий и понятий истории искусства, можно назвать проект «Мастерская монументального искусства «33+1». Руководитель мастерской (куратор) Павел Шугуров создал себе особую «легенду» – систему для архивирования произведений искусства, где выступил в качестве куратора, художника, и фигуры власти, в качестве отправной точки художественной рефлексии Павел Шугуров выбирал феномен монументального искусства, приобретший в России особый статус (во многом благодаря идеологическим установкам советского прошлого).
Подчеркивая необходимость пересмотра традиционной концепции монументального искусства, художник обращает внимание на аналогичный опыт западного образца, зафиксированный как «public art» и «site-specific art». С точки зрения куратора, изменения в концепции создания и представления искусства, например, в городской среде способно существенно повлиять на формирование феномена «нового зрителя». Проведенное исследование кураторской деятельности на современном этапе позволяет сделать ряд выводов, относящихся к области анализа актуальных направлений теории и практики художественного опыта.
В первую очередь, возможно уточнить определение «кураторской деятельности», которая может быть интерпретирована как особый тип социальной и художественной активности, направленной как на сопровождение творческого процесса, так и на формирование законов функционирования арт-среды и трансляцию индивидуальной (оригинальной) концепции посредничества. Именно осознание важности опыта бытия куратора в качестве медиатора (посредника) становится переломной точкой в становлении феномена современного куратора. В отличие от кураторской деятельности второй половины ХХ века, тесно связанной с областью художественной идеологии, современные схемы взаимодействия внутри связок «художник-куратор», «куратор-произведения», «куратор-внешний мир» оказываются более многоплановыми. Безусловно, традиционное понимание роли куратора (как некого гласа, способного озвучить и представить идеи художника, обеспечить общественный резонанс и т.д.) сохраняется. Социальные, политические и экономические аспекты создания и представления произведений по-прежнему занимают важное место в концепциях кураторской деятельности (особенно в современной России). Вместе с тем, формируются и совершенно иные способы курирования художественного процесса, практически полностью отрицающие дихотомию «художник-куратор». Подобная схема художественной и кураторской деятельности ведет к тотальной самоконцептуализации субъекта процесса, к воплощенной автокоммуникации. Возможно, это предельная точка кураторской активности, момент взаимодействия посредника с самим собой. В ситуации формирования информационной картины мира и возрастающей виртуализации художественного процесса такую ветвь развития кураторства нельзя назвать тупиковой.
Таким образом, анализ особенностей современной российской культуры показал, что кураторская активность в художественной среде возрастает. Ее развитие и трансформации не однородны, поскольку связаны с индивидуальными творческими стратегиями как художников, так и кураторов.

Направление 4. Гуманитарные технологии виртуальных коммуникаций

Рук.: к. культ. Венкова А. В.

Тема 4.1. Гуманитарные технологии виртуальных коммуникаций: на материале закрытых академических сетевых сообществ. Рук.: к.культ. Венкова А. В.


В отчетный период продолжилась разработка концептуальных оснований анализа динамики виртуальных сообществ. Анализу подверглись понятия «слабой кооперации» (М.Гранноветтер), «дистопии виртуального опыта» (К.Калхун), «жизненного цикла виртуальных сообществ» (А.Д.Ким), «метапсихология WEB 2.0» (Т.О'Рейлли). Проанализирована динамика роста сетевых сообществ, проведен мониторинг жизненных циклов закрытых виртуальных групп пользователей. Анализу подвергается феномен непрерывности виртуального общения и темпоральные параметры опыта сетевого взаимодействия. При разработке данной научной темы особое внимание уделяется установлению места теории виртуальных сетей в контексте общей проблематики философии медиа. Происходит комплексное исследование медиасреды как нового измерения современной антропологической реальности. Аналитически исследуются основные постулаты новейшего философского дискурса «третьего поворота» в критической теории, связанного с установлением реальности медиа как первичноданной современному человеку (С. Хоффман, В. Флюссер, Д. Кампер, К. Вульф, С. Мюнкер).
В отчетный период продолжилось изучение психологии участников академических сообществ на материале вновь cозданной интерактивной среды электронного научного журнала. Разработана теоретическая концепция «Международного журнала исследований культуры» / International Journal of Cultural Research (http://www.culturalresearch.ru, первый выпуск 4 квартал 2010 года). Указанная концепция обобщает современные подходы к организации и ведению сетевых академических сообществ, приемам и методам обобщения и презентации культурологического знания, эвристическим процедурам разработки таких актуальных тем, как конструирование идентичностей, форматирование «картин мира», креативная разработка художественных практик в современном медиа-пространстве.
Активно разрабатываются технологии интеллектуальных коммуникаций в виртуальной среде, исследуются новые формы общения ученых посредством интернет. 18 сентября 2010 года организован тренинг по проведению интернет-коллоквиумов для руководителей авторских заседаний в рамках Третьего Российского культурологического конгресса с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации», Санкт-Петербург, 27-29 октября 2010 года. Общее количество участников тренинга – 20 человек.
В рамках серии мероприятий, предваряющих работу Третьего Российского культурологического конгресса с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации» (Санкт-Петербург, 27–29 октября 2010 года) на базе Сетевого сообщества «Российская культурология» 14 октября 2010 года проведен Виртуальный коллоквиум «Семиотика XXI века: человек в мире знаков». Общее количество участников коллоквиума – 30 человек. 27 декабря 2010 года проведен Виртуальный коллоквиум «Проблема автора в искусстве — прошлое и настоящее». Коллоквиум организован в качестве мероприятия, подводящего концептуальный итог работы одноименной авторской секции в рамках Третьего Российского культурологического конгресса с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации». Общее количество участников коллоквиума – 20 человек. В дальнейшие задачи разработки данной научной темы входит изучение условий успешности коммуникация между членами виртуальных социальных групп и сообществ, обусловленной преодолением ограничений, накладываемых пространственной удаленностью и временным разрывом респондентов.

Научные публикации сотрудников СПб отделения РИК в 2010 году

Бугаева Л. Д. Экфрасис в романе Пелевина Generation «П» // Мир русского слова. 2010. № 3. — С. 93–101.
Бугаева Л. Д. Код насекомых в кинематографе // Кино/текст. Выпуск 1. Материалы секции XXXIX межд. филол. конф. 18–19 марта 2010 г. СПб.: Филол. ф-т СПбГУ, 2010. — С. 19-24.
Бугаева Л. Д. Кино-экфрасис и насекомые в произведениях Виктора Пелевина // Текст и подтекст: поэтика эксплицитного и имплицитного. Сборник докладов межд. науч. конф. (Москва, 20–22 мая 2010 г.). Под ред. Н.А. Фатеевой. М., 0,5 а.л. В печати.
Бугаева Л. Д. Поверх барьеров: Павел Вежинов // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология, востоковедение, журналистика. 2010. Вып. 3. В печати.
Бугаева Л. Д. Пелевин и Пирсиг // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология, востоковедение, журналистика. 2010. Вып. 4. В печати.
Бугаева Л. Д. Экфрасис в романе Пелевина Generation «П» // Мир русского слова. 2010. № 3. С. 93–101.
Бугаева Л. Д. Предисловие // Соловьев, Г.Н. Скрещение судеб. СПб.: Алетейя, 2010. С. 5–8.
Бугаева Л. Д. Память как нарратив // Соловьев, Г.Н. Скрещение судеб. СПб.: Алетейя, 2010. С. 205–213.
Бугаева Л. Д. Кино/текст. Выпуск 1. Материалы секции XXXIX межд. филол. конф. 18–19 марта 2010 г. СПб.: Филол. ф-т СПбГУ, 2010. – 100 с., редактор.
Бугаева Л. Д. Соловьев, Г.Н. Скрещение судеб. СПб.: Алетейя, 2010. – 232 с., редактор.
Венкова А. В. Виртуальное сообщество ученых (на примере сетевого сообщества "Российская культурология") // Собрание научно-образовательного культурологического общества: Материалы Третьего собрания Научно-образовательного культурологического общества, научно-практического семинара "Современная молодежь в зеркале культурологических исследований", круглого стола " Культурная миссия университета и культура университетской повседневности", Первой Герценовской школы практической культурологии 22–23 апреля 2009 года. — СПб.: РХГА, 2009. – C. 276-283. Вышла в 2010 году.
Венкова А. В. Память архивариуса. О книге Rosalind Krauss "Perpetual Inventory" // Международный журнал исследований культуры. Вып. 1, 2010. В печати.
Ендольцева Е. Ю. Об изображениях пророчества Исайи (глава 11, стих 6): рельеф из Абхазского Государственного музея г. Сухум // Сборник статей по материалам Лазаревских чтений 2010. –М.: Издательство МГУ. – в печати
Ендольцева Е. Ю. Об изображениях пророчества Исайи (глава 11, стих 6): рельеф из Абхазского Государственного музея г. Сухум // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников и культур Северного Кавказа. XXVI Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Тезисы докладов. — Магас, 2010 — C. 129-132.
Ендольцева Е. Ю. / Endoltseva E. Image of afterlife in medieval plastic art of Abkhazia // IKON, 2011, №4 (в печати.).
Конева А. В. Пространство гуманитарного дискурса в контексте современной культуры // Личность. Культура. Общество. Международный журнал социальных и гуманитарных наук. – М. — 2010. – в печати.
Конева А. В. Понятие индивидуальности в истории философской мысли // SOFIA (Journal of University of Rzeszow, Poland), 2010 (в печати).
Конева А. В. Мода и имидж: презентация индивидуальности или идентификационные ловушки // Тезисы докладов участников Международной научно-практической конференции «Культурология в пространстве гуманитарной коммуникации», Киев 25-27 сентября 2010 года. Электронная публикация: http://ntsa-ifon-npu.at.ua/news/kulturologija_v_pgk_3/2010-06-07-111.
Конева А. В. «Критерии Хофстеда»: культура имеет значение // Международный журнал исследований культуры. Интерактивный раздел: http://www.culturalresearch.ru/ru/theor/32-hofsted
Конева А. В. Теория моды: поиск универсальных и индивидуальных кодов модного явления // Третий Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации». Тезисы докладов и сообщений. — СПб: ЭЙДОС, 2010. – С. 509.
Конева А. В. Рецепция польского иронического детектива в поле воображения российской массовой культуры // Материалы конференции «Россия и Польша: трудные вопросы. Три нарратива». В печати.
Конева А. В. Выводы из истории мировой культуры: к вопросу о типологии // «Кагановские чтения»-2010. – СПб: Издательство ГУП, 2010. В печати.
Конева А. В. Модные коды и технологии самопрезентации» для сборника «Мода в контексте культуры // Мода в контексте культуры, выпуск 4, 2010. В печати.
Летягин Л. Н. «Homo Aestheticus» и методология гуманитарного знания // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина (Серия философия). – 2010. – Т. 2. – № 4.
Летягин Л. Н. «Путник, движимый глаголом»: модели поступания между знаком и символом // Общество. Среда. Развитие: TERRA HUMANA. – 2010. – № 1 (14).
Летягин Л. Н. «Гуманитарное знание» как проблема гуманитарного знания // Гуманитаристика, гуманитарное знание, гуманитарное образование. – СПб.: Астерион, 2010. – Ч. I. (0,5 п./л.). В печати
Летягин Л. Н. Образовательные и научные центры мира: Программа учебного курса. Магистратура // Гуманитаристика, гуманитарное знание, гуманитарное образование. – СПб.: Астерион, 2010. – Ч. I. (0,9 п./л.; соавт. Д. Ю. Игнатьев). В печати
Летягин Л. Н. Человек путешествующий: топология ценностных притяжений // Вестник Академии права и управления. Научный и общественно-политический журнал. (0,5 п./л.). В печати
Луняев Е. В. История дальней связи в России // 60 лет Ростелеком. – СПб., 2010. – (в печати).
Луняев Е. В., Никонова А. А. Кафедра музейного дела и охраны памятников СПбГУ: опыт создания Научно-практического студенческого туристского центра «Музейный квартал» // Собрание научно-образовательного культурологического общества: Материалы Третьего собрания… (Санкт-Петербург, 22-23 апреля 2009 г.). – СПб.: Изд-во РХГА, 2009. – С. 253-261.
Луняев Е. В. Интервью журналу «Мир экскурсий» на тему «Музейный квартал: опыт создания маршрутов» (в рубрике «Дискуссионный клуб: Шоу или экскурсия? – Границы разумного, пределы возможного»). – Мир экскурсий. – № 2, март 2010 г. – С. 79-85.
Луняев Е. В., Никонова А.А. Пути взаимодействия музеев и ВУЗов в пространстве культуры // Материалы Региональной итоговой конференции для музейных специалистов из стран СНГ «Управление музеем – XXI век» (22-24 апреля 2010 г., Минск, Республика Беларусь) (в печати).
Луняев Е. В. Взаимодействие церковного и светского мировоззрения в пространстве музея // Обсерватория культуры. – М. – 2010. (в печати).
Луняев Е. В. Вступительное слово // Сборник по итогам конференции «Водные пути. Судостроение средневековья» в рамках Международного молодежного проекта «Вода, Россия. Финляндия – взгляд молодежи», Санкт-Петербург, 15 марта 2010 г. – СПб.: Китеж Плюс, 2010. – С. 4-5.
Луняев Е. В., Никонова А.А. Подготовка музейный кадров: от теории к практике // «Музей», журнал. – 2010. – № 7.
Луняев Е. В. История дальней связи в России // 60 лет Ростелеком. – СПб., 2010. – С. 12-24.
Ляшко А. В. Стратегии "авто-музеефикации" художника в современной художественной культуре// Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Вып.2. — СПб.: Изд. Санкт-Петербургского государственного университета, 2009. — С. 255-261.
Ляшко А. В. Институциональная оценка и современная художественная среда (сюжеты вокруг музея)// Проблема оценки современного искусства в контексте музея. – СПб.: Изд. Санкт-Петербургского государственного университета, 2010. — С.155-181.
Ляшко А. В. Самосознание художника в русской культуре XVIII столетия: право на портрет // Культурное наследие российского государства. Выпуск V. Часть 1. ― СПб.: ИПК «Вести», 2010. — С.268-282.
Ляшко А. В. Новая визуальность и образовательный потенциал современного художественного дискурса // Проблемы искусства в XXI веке: задача школы. В печати.
Ляшко А. В. Лофты в художественной культуре современного Петербурга: освоение концепта //Концептуальные образы Санкт-Петербурга в современной российской и европейской культуре, искусстве и литературе. В печати.
Магамедова А. А. Феноменология боли // Личность. Культура. Общество. В печати.
Магамедова А. А. Хранители и новаторы: столкновение жизненных парадигм // Третий Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации». Тезисы докладов и сообщений. – СПб: Эйдос, 2010. – С. 96.
Магамедова А. А. Коды русской классики: "дом", "домашнее" как смысл, ценность и код // Третья международная научная конференция «Экзистенциальная топология Дома». – Самара, 2010. — в печати.
Магамедова А. А. Кризис самосознания и культурная идентичность // Сборник статей 8 Всероссийская научной конференции в Липецке. – Липецк: Изд-во Липецкого гос. техн. Университета, 2010 — в печати.
Магамедова А. А. Феномен боли: явное и сокрытое // Дни петербургской философии 2009. – СПбГУ: издательство СПбГУ. — в печати.
Магамедова А. А. Кризис самосознания и культурная идентичность в современной России // Социогуманитарные науки в трансформирующемся обществе: человек и общество в условиях социально-экономического и социокультурного кризиса: сборник статей и тезисов докладов VIII всероссийской научной конференции, май 2010. — Липецк: Изд-во ЛГТУ, 2010. — С. 84-85.
Магамедова А. А. Влияние ислама на формирование дагестанского орнамента// "Культура народов Кавказа и Центральной Азии в эволюционных процессах разных эпох". Лавровские чтения в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН (Санкт-Петербург), 2010 (в печати).
Магамедова А. А. Кавказ: структуры повседневности и особенности менталитета//1-й Международной научно-практической конференции "Кавказ: прошлое и современность". 11 июня 2010 // Факультет социологии СПб ГУ, Социологическое общество им М.М. Ковалевского, АНО "Культурный центр народов Кавказа", СПб ГУ; "Санкт-Петербургский Дом национальностей", Российский этнографический музей, 2010 (в печати).
Светлов Р. В. Преподобный Ефрем Сирин о Воскресении, Смерти и сатане (рецензия).// Вестник РХГА, 2010, №1. 0,2 п.л.
Светлов Р. В. До Витгенштейна ли Дамаскию? // Вестник РХГА, 2010, №4. 0,3 п. л.
Светлов Р. В. Тот самый Ирод // Вихнович В.Л. Царь Ирод Великий. Воплощение невозможного (Рим, Иудея, эллины). — СПб.: Академия исследования культуры, 2010. — 424 с.
Светлов Р. В. О проблемах политического образования и характере современных западных учебников по политической теории.// Политическое образование за рубежом.- СПб: Издательство СПбГУ, 2010. 0,8 п.л.
Спивак Д. Л. The Seaside resort of Sestroretsk as a cultural heritage // Seebäder an der Ostsee im 19. und 20. Jahrhundert. – München: Martin Meidenbauer, 2009. – S.263-275 (публикация фактически вышла в свет в январе 2010 г. и в предыдущие отчеты не включалась)
Спивак Д. Л., Тимашков А.Ю. (составители). Раздел «Кафедра ЮНЕСКО» // Русский Мир, 2010, №3, с.285-290.
Спивак Д. Л. Пространственно-числовые структуры в текстах св. Игнатия Лойолы: постановка проблемы // Сборник научных трудов памяти профессора Р.Г.Пиотровского. СПб, СПб ГУ, 2010. (соавт.: Мусхелишвили Н.Л., Коваль А.Н.) (в печати).
Спивак Д. Л. Актуальные проблемы креативности в современной культурной политике // III Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации». Тезисы докладов и сообщений. — СПб: ЭЙДОС, 2010. — С. 381.
Спивак Д. Л. Актуальные проблемы межрелигиозного диалога в культурной стратегии ЮНЕСКО // III Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации». Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, 2010, С. 527.
Спивак Д. Л., Захарчук А. Г., Смирнова Т. Ю., Якупова Г. С., Куприянова В. А., Спивак И. М. Измененные состояния сознания и долголетие: психология и генетика / Революция сознания: трансперсональные открытия, которые меняют мир. Материалы XIII Всемирного трансперсонального конгресса. — М., МТА / МАПН, 2010, с. 301-309 // Spivak D.L., Zakharchuk A.G., Smirnova T., Yakupova G., Kupriyanova V., Spivak I.. Altered states of consciousness and longevity: psychology and genetics / Consciousness revolution: Transpersonal discoveries that are changing the world. M., IAPS, 2010, p.286-293.
Куприянова В. А., Захарчук А. Г., Спивак Д. Л. Креативность у пожилых и другие психологические аспекты активного долголетия // VI Научно-практическая геронтологическая конференция с международным участием «Пушковские чтения». Сборник научных работ. — С.-Петербург, 2010. В печати.
Spivak D.L., Smirnova T.Yu., Zakharchuk A.G., Spivak I.M. Psychological Aspects of Longevity and their Genetic Correlates // European Journal of Human Genetiсs, 2010, Vol.18, Supplement 1, p.251.
Тимашков А. Ю. Интермедиальность в системе взаимодействий художественных дискурсов // Современное искусство в контексте глобализации: наука, образование, художественный рынок: материалы III Всероссийской научно-практической конференции, 29 января 2010 г. — СПб.: СПбГУП, 2010. — 248 с. С. 37-40.
Тимашков А. Ю. «Демиург двойствен». Роман «Другая сторона» как эксцесс творчества художника А. Кубина // Третий Российский культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиции и инновации». Тезисы докладов и сообщений. — СПб: ЭЙДОС, 2010. — С. 17.

© Дизайн-студия
Издательства «ЭЙДОС»
 
RIC